Цветовая схема: C C
Размер шрифта A A A
Изображения:
  • 443016 г. Самара, ул. Нагорная, д. 78
  • Регистратура: 8-(846)-207-40-78;
          Приёмное отделение: 8-(846)-207-40-44;
          Секретарь: 8-(846)-207-40-30
  • psyhosp@bk.ru

О больнице

Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими

  • 27.05.2013

Е.А. АКАТОВА

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Сделки, совершенные лицами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства, ничтожны потому, что у таких лиц отсутствует способность к самостоятельной, целенаправленной деятельности и оценке ее последствий. Ничтожными являются все сделки, совершенные такими гражданами, включая мелкие бытовые. Если на момент совершения сделки гражданин, страдающий психическими расстройствами, не был признан судом недееспособным, но не мог понимать значения действий или руководить ими, то такая сделка может быть признана недействительной по иску его опекуна (п. 2 ст. 177 ГК).

Если сделка признана недействительной, то каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить в натуре - возместить его стоимость в деньгах (абз. 2 п. 1 ст. 171 ГК).

Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны (абз. 3 п. 1 ст. 171 ГК).

В литературе и в судебной практике известно достаточное количество случаев, когда установление недееспособности лица (стороны по сделке) сопряжено с большими трудностями выяснения действительных обстоятельств дела, сбора доказательств, свидетельствующих о неполноценном состоянии здоровья (медицинских, воинских и многих других).

Законодательные новеллы, внесенные Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ в главы 123 и 4 части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, могут быть использованы в судебной практике, когда возникают дела, связанные с рассмотрением исков о признании сделок недействительными по признакам, прямо указанным в законе.

В первую очередь нам импонирует введенный в ГК принцип добросовестности, который установлен среди основных начал гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ в редакции Закона).

Все участники гражданских правоотношений, в т.ч. при совершении сделок, должны действовать добросовестно при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей.

Следовательно, суды общей юрисдикции в обязательном порядке при рассмотрении дел о признании сделок недействительными по признаку совершения гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, должны выяснять добросовестность второй стороны (ответчика).

Принцип добросовестности поведения уже ранее применялся судами при разрешении споров о признании сделок недействительными, но, как правило, при разрешении арбитражных споров.

В целом отметим, что принцип добросовестности соответствует представлениям современной доктрины гражданского права и давно введен в законодательство подавляющего большинства стран с развитым правопорядком. Данный принцип позволяет еще на досудебной стадии процесса широко применять меры гражданско-правовой защиты лиц, страдающих заболеваниями, и защищать их права на всех стадиях совершения, приостановления, прекращения сделки до момента ее осуществления.

Таким же образом дополнительно к принципу добросовестности в п. п. 1 и 3 ст. 10 ГК РФ в редакции Закона вводится запрет на обход закона с заведомо противоправной целью, что, как мы полагаем, является существенным элементом, необходимым для выяснения судом негативного поведения стороны по указанной выше категории дел.

В судебной практике достаточно много случаев, когда при рассмотрении гражданских дел по основаниям ст. 177 ГК трудно разграничить случаи притворных сделок и сделок в обход закона.

Полагаем, что различия между действиями, направленными на обход закона, и притворными сделками в договорных правоотношениях следует проводить по направленности воли лиц, участвующих в них, тем более что действия, направленные на обход закона, могут быть расценены судом как злоупотребление правом с намерением причинить вред не только частным, но и публичным интересам.

Статья 10 ГК РФ в редакции Закона предусматривает, что в качестве злоупотребления правом может быть квалифицировано любое "заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав". Следовательно, последствие злоупотребления правом - это полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом (п. 2 ст. 10 ГК РФ в редакции Закона). Указание на иные меры связано с тем, что Закон предусматривает: если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, то такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

В Гражданский кодекс введены положения о том, что устанавливается возможность возмещения ущерба, причиненного правомерными действиями органов публичной власти и их должностных лиц (ст. 16.1). Такое возмещение должно осуществляться только в случаях, предусмотренных законом, поэтому мы предлагаем внести соответствующие изменения в иные законодательные акты, которые дают возможность обеспечить полноту судебной защиты лицам дееспособным, но страдающим заболеваниями, не позволяющими им отдавать отчет в своих действиях в повседневной жизни, в т.ч. и заключать сделки.

Федеральный закон установил, что для лиц с психическим расстройством, способных понимать значение своих действий, закреплена возможность признания их ограниченно дееспособными, что позволит им участвовать в ограниченном объеме в гражданском обороте (в т.ч. совершать отдельные сделки самостоятельно).

Информация о публикации

Акатова Е.А. Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими // Российский судья. 2013. N 2. С. 47 - 48.