Цветовая схема: C C
Размер шрифта A A A
Изображения:
  • 443016 г. Самара, ул. Нагорная, д. 78
  • Регистратура: 8-(846)-207-40-78;
          Приёмное отделение: 8-(846)-207-40-44;
          Секретарь: 8-(846)-207-40-30
  • psyhosp@bk.ru

О больнице

Признание сделки недействительной как способ защиты имущественных прав недееспособных и ограниченно дееспособных граждан

  • 20.05.2013

БАХМУТОВ А.В., Белгородский государственный университет, г. Белгород, аспирант кафедры гражданского права и процесса.

В настоящее время наблюдается тенденция увеличения числа сделок, действительность которых оспаривается их участниками или иными лицами после их совершения. Центральной проблемой, осложняющей рассмотрение судами названных споров, выступает несовершенство действующего законодательства. В частности, содержание статей § 2 гл. 9 ГК РФ, допускающих различное толкование недействительных сделок, ставит многочисленные вопросы перед учеными и практиками. Так, ГК РФ не содержит определения понятия недействительной сделки. Традиционно в теории гражданского права под недействительными сделками понимают действия физических и юридических лиц, хотя и направленные на установление, изменение или прекращение гражданского правоотношения, но не создающие этих последствий вследствие несоответствия совершенных действий требованиям закона. Существуют и иные подходы. Н.В. Рабинович отмечала, что недействительные сделки являются действиями неправомерными, они поэтому и признаются недействительными, что противоречат нормам права. Правомерность должна рассматриваться как непременный признак не сделки вообще, а только действительной сделки <1>. Разделяя эту точку зрения, Ф.С. Хейфец подчеркивает, что недействительная сделка является правонарушением. Отсутствие в системе гражданского права категории неделиктных правонарушений свидетельствует о том, что она должна быть разработана <2>. В.П. Шахматов, напротив, рассматривая недействительные сделки, обращал внимание на то, что зачастую такие сделки не заключают в себе ничего противозаконного <3>.

--------------------------------

<1> См.: Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960. С. 11.

<2> См.: Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 1999. С. 15.

<3> См.: Шахматов В.П. Сделки, совершенные с целью, противной интересам государства и общества. Томск, 1966. С. 11.

Определенную специфику признания сделок недействительными имеют случаи, когда сделка совершается недееспособным или ограниченно дееспособным. В повседневной жизни недееспособные и ограниченно дееспособные граждане не изолированы от общества, они ежедневно участвуют в гражданском обороте: покупают продукты питания, пользуются услугами розничной торговли, оплачивают проезд в транспорте и т.п. В таких случаях говорить о неправомерном действии не вполне корректно. Недееспособная сторона не способна понимать значения своих действий, следовательно, ставить ей в вину или запрещать совершение сделок неразумно. В свою очередь, другая сторона таких сделок может и не знать о юридическом статусе контрагента.

Недействительность сделки может и не быть санкцией за ее неправомерность (например, недействительны односторонние сделки, совершенные недееспособным гражданином, действия которого вообще не могут быть неправомерными и, следовательно, влечь за собой применение юридических санкций). Кроме того, закон прямо устанавливает, что сделки недееспособных и ограниченно дееспособных граждан могут быть полезными и признаваться действительными. Согласно п. 2 ст. 171 ГК РФ в интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина. Например, ограниченно дееспособный гражданин без соответствующего разрешения попечителя купил квартиру для постоянного проживания по сходной цене у людей, срочно выезжающих за рубеж, либо квартиру ему подарили. Орган опеки и попечительства может возражать против такой сделки, хотя очевидно, что ограниченно дееспособный гражданин в данном случае не только не понес никакого ущерба, но и выгодно приобрел квартиру, обеспечив себя и свою семью жилплощадью. В таких случаях обязательность признания сделки недействительной может обернуться в карательную санкцию, которая лишит ограниченно дееспособного гражданина всех выгод, полученных по такой сделке <4>. Нет необходимости возводить требования о согласии законного представителя в неустранимое правило, несоблюдение которого влечет за собой ничтожность сделки. Такие сделки должны быть признаны оспоримыми, а не ничтожными, так как их недостаток в любое время может быть устранен согласием на них попечителя.

--------------------------------

<4> См.: Томилин А. Ничтожные и оспоримые сделки: трудности правоприменительной практики // Хозяйство и право. 1998. С. 107.

В российском законодательстве сделки полностью недееспособных рассматриваются как ничтожные (ст. 171 ГК РФ). Сделки, совершенные ограниченно дееспособными без согласия законных представителей, рассматриваются в качестве оспоримых (ст. 176 ГК РФ). Н. Растеряев, определяя общий признак недействительности для всех сделок, отмечает, что некоторый желаемый результат не происходит или если и происходит - не в желательном объеме <5>. Ничтожная сделка не порождает правовых последствий в том смысле, что не имеет места тот правовой эффект, на достижение которого была направлена сделка. В то же время она порождает отрицательные правовые последствия: обязанность возвратить полученное по ничтожной сделке. Появление правил о ничтожных сделках направлено на придание участникам гражданского оборота большей оперативности и самостоятельности в защите своих прав и в пресечении нарушений закона.

--------------------------------

<5> См.: Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву. СПб., 1901. С. 4.

"Смысл признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, - пишет В.А. Артемов, - состоит в защите нарушенного права каждой из сторон незаконной сделки" <6>. С точки зрения гражданского и гражданско-процессуального законодательства сделка может быть недействительной, только если она нарушает чьи-либо права. Следовательно, для того чтобы признать сделку недействительной, достаточно установить нарушение чьих-либо прав заключением данной сделки вне зависимости от того, нарушает ли эта сделка нормы права. Единственный вид ничтожных сделок, который должен иметь формальный состав, - это когда одна из сторон сделки недееспособна или ограничена в дееспособности.

--------------------------------


КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.В. Артемова "Недействительность сделок и их последствия: некоторые аспекты" включена в информационный банк согласно публикации - "Юрист", 2002, N 6.


<6> Артемов В.А. Недействительность сделок и их последствия: отдельные аспекты // Хозяйство и право. 2002. N 9. С. 115.

Представляется, что не всякие сделки, совершенные гражданином, ограниченным в дееспособности (ст. 176 ГК РФ), могут быть признаны недействительными, а лишь те, которые касаются распоряжения имуществом. Поэтому, предположим, договор подряда, заключенный такими лицами в качестве подрядчика, не может быть признан недействительным из-за отсутствия согласия попечителя. Такое положение не отвечает интересам гражданина, ограниченного в дееспособности. Заключение договора, не связанного с распоряжением имуществом такого гражданина, также может быть крайне нежелательным, чего гражданин может и не осознавать. Тот же договор подряда может предусматривать невыгодные для гражданина условия (причем не только имущественные, но и касающиеся условий выполнения работ), и его заключение может повлечь за собой неблагоприятные последствия как для самого гражданина, так и для его семьи (низкая цена договора при чрезмерной занятости, необходимость нахождения вне семьи в ночное и вечернее время и т.п.).

Кроме того, норма п. 1 ст. 176 ГК РФ явно не согласуется с правилами п. 1 ст. 30 ГК РФ, где говорится о том, что все сделки, кроме мелких бытовых, гражданин может совершать лишь с согласия попечителя. Таким образом, без согласия попечителя ему нельзя совершать не только сделки по распоряжению имуществом, но и все иные сделки, не являющиеся мелкими бытовыми. Возникает вопрос о юридических последствиях остальных сделок без согласия попечителя, которые не связаны с распоряжением имуществом: должны ли они считаться действительными? На наш взгляд, такие сделки также должны считаться оспоримыми. Несогласованность п. 1 ст. 176 ГК РФ и п. 1 ст. 30 ГК РФ может быть устранена путем внесения соответствующих изменений. В п. 1 ст. 176 следует прямо установить, что все сделки, за исключением мелких бытовых, совершенные ограниченно дееспособным гражданином без согласия попечителя, могут быть признаны недействительными. Это можно сделать путем исключения из п. 1 ст. 176 ГК РФ словосочетания "по распоряжению имуществом".

Отсутствие полноценной воли у недееспособных граждан резюмируется в силу закона. Предоставлять этим гражданам право оспаривания сделки невозможно. Поэтому в их интересах назначаются субъекты (законные представители, попечители), которые призваны восполнить их волю при совершении юридически значимых действий. В таком замещении законный представитель сам совершает сделку от имени недееспособного гражданина. В этом случае волеизъявление представителя непосредственно входит в состав самой сделки и без такого волеизъявления сделка не считается заключенной.

Статьи 167 - 179 ГК РФ устанавливают различные правовые последствия частично или полностью исполненных или недействительных сделок, при этом правовые последствия меняются в зависимости от оснований недействительности сделок.

Общим требованием для этих сделок является обязанность дееспособной стороны помимо исполнения общего требования по недействительным сделкам (обязанность каждой из сторон возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость) возместить другой стороне реальный ущерб, понесенный в результате заключения недействительной сделки. Такая обязанность возлагается на дееспособную сторону лишь в том случае, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. Практика же показывает, что в ряде случаев определить, является гражданин дееспособным или нет, проблематично. Возраст, поведение лица или состоявшееся решение суда о признании гражданина недееспособным (ограниченно дееспособным), являющиеся основаниями недействительности сделок, не зависят от воли сторон, т.е. имеют объективный характер. В данном случае необходимо доказать, что при совершении сделки дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. Факт осведомленности недееспособной стороны может подтвердить лишь информация о том, что дееспособный гражданин знакомился с соответствующими документами, знал о возрасте, о ранее существовавших судебных решениях и т.п., но никак не оценочное предположение гражданина о совершении сделки с недееспособным.

Необходимость виновной стороны возместить реальный ущерб, причиненный совершением недействительной сделки, встречается как в ничтожных (ст. 171 ГК РФ), так и в оспоримых сделках (ст. 176 ГК РФ), что обусловлено особенностями каждого конкретного состава недействительных сделок <7>. Причем для защиты прав недееспособных и ограниченно дееспособных граждан Н.Д. Шестакова предлагает ввести начисление процентов, дополнив ч. 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ после слов "возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб", словами "а также уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами" <8>. Распространение данной формулировки целесообразно в случаях недействительности сделки, совершенной ограниченно дееспособным гражданином (ст. 176 ГК РФ). Сделки, которые указанные категории граждан могут совершать самостоятельно, например мелкие бытовые сделки, не могут быть признаны недействительными.

--------------------------------

<7> См.: Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М., 2003. С. 221.

<8> Шестакова Н.Д. Недействительность сделок. СПб., 2001. С. 79.

Касаясь сущности такого способа защиты прав, как признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки, следует отметить, что данный способ представляет собой разновидность реализации такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Обоснованность этого вывода подтверждает закрепленная законодателем норма, содержащая положение о том, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в денежном выражении.